Онлайн займы в Казахстане могут исчезнуть

займы могут запретить
Стремительный рост сегмента удаленного кредитования не мог не привлечь внимания Национального банка РК, который выступает за ужесточение регулирования такой деятельности. В частности, чтобы не допустить существенного увеличения объемов выдачи онлайн займов, рассматривается возможность зафиксировать предельную ГЭСВ на уровне 100% и ввести целый ряд новых условий, чтобы защитить казахстанцев от кабальных ставок и больших переплат. Но эксперты против радикальных нововведений, так как считают, что при разработке регулятивных требований Нацбанк не учел специфику онлайн кредитования, что впоследствии может не только спровоцировать рост теневого сегмента, но и привести к сокращению числа легальных кредиторов. А в связи с тем, что от этого пострадают в первую очередь потенциальные клиенты, необходим более взвешенный и рациональный подход, который позволит учесть интересы всех участников рынка.

Особенности удаленного кредитования

Компании, специализирующиеся на выдаче займов по Интернету, не испытывают недостатка в клиентах, которым необходимы деньги на текущие расходы без документов, подтверждающих доход. Единственный «неприятный» нюанс таких программ – это высокие ставки, из-за чего гражданам приходиться существенно переплачивать, возвращая большие суммы долгов. По мнению Нацбанка, это способствует повышению уровня закредитованности и ведет к ухудшению финансового состояния граждан, так как большую часть доходов они вынуждены отдавать на оплату кредитных обязательств. Но онлайн кредиторы придерживаются другой точки зрения, поясняя, что высокие ставки – это вынужденная мера, так как если пересмотреть стоимость займов, то рентабельность бизнеса снизится, и они перестанут получать прибыль и покрывать убытки от невозвратов.

Финансовые технологии, используемые при онлайн-кредитовании, требуют больших денежных вложений, с чем не сталкиваются оффлайн-компании. В связи с этим расходы на оплату труда, налогов, ИТ, проверку клиентов и поддержание скоринговой модели (автоматизацию процесса оценки) учитываются при расчете процентной ставки также, как и стоимость фондирования с убытками от просрочек, что неизбежно при необеспеченном кредитовании. С учетом этих факторов дневная ставка в 1,5-2% вполне оправдана, иначе для кредиторов такой сегмент утратит свою привлекательность.

Опыт соседей

Казахстан далеко не первая страна, которая пытается решить проблему взрывного роста сегмента онлайн-кредитования. В частности, в аналогичной ситуации оказалась Российская Федерация, где возникли проблемы с деятельностью онлайн МФО, которые практически полностью вытеснили других кредиторов.

Чтобы охладить рынок, Центробанк РФ был вынужден предпринять ряд непопулярных мер, направленных на сдерживание роста объемов такого кредитования. Перед ним стояла задача, с одной стороны, защитить интересы инвесторов и заемщиков, а, с другой — ограничить возможности микрофинансовых организаций по выдаче заемных средств.

По инициативе ЦБ РФ рынок был разделен на микрофинансовые (МФК) и микрокредитные компании (МКК), причем осуществлять выдачу онлайн займов вправе только кредиторы со статусом МФК, так как они могут обеспечить полноценную уделенную идентификацию пользователей.

Позаботился регулятор и о заемщиках: чтобы умерить аппетиты кредиторов, было принято решение о планомерном снижении показателя, отражающего максимальный размер переплаты (проценты, штрафы и пени), который на данный момент составляет трехкратный размер первоначальной суммы займа. С 1 июля 2019 года этот показатель составит двукратный размер, а в 2020 году максимум, что придется заплатить клиенту – это 1,5 от суммы полученных им средств.

Несмотря на жесткую политику Центробанка РФ, сегмент онлайн-кредитования не прекратил свое существование, хотя доходность таких услуг значительно снизилась, как и количество компаний, которые продолжают выдавать займы по Интернету (далеко не все МФО смогли получить статус МФК, что обусловлено необходимостью иметь не менее 70 млн. руб. собственного капитала). Но это не могло не отразиться на политике таких компаний: они стали чаще отказывать по заявкам, при этом часть игроков были вынуждены перейти в «серый» сегмент, чтобы осуществлять свою деятельность вне регулирования ЦБ.

Мнения экспертов

В связи с тем, что в Казахстане сегмент онлайн-кредитования появился только несколько лет назад, Нацбанк не может игнорировать необходимость его регулирования, что вполне логично и оправдано. Но, по мнению Бориса Батина, который является основателем и генеральным директором ID Finance (МФО «Moneyman»), не стоит совершать большую ошибку и загонять компании под уже действующие законы, которые не учитывают особенностей такой деятельности.

Как отметил Батин, действия Нацбанка достаточно рациональны, так как на данный момент не наблюдается оттока компаний из онлайн сегмента. Но важно осознать, что это новый сектор рынка и к нему следует применять другие формы регулирования, чтобы его игроки могли развиваться, создавая предпосылки для реализации инновационных решений в других сферах жизни.

Против жесткого регулирования и тотальных ограничений в онлайн-кредитовании выступает и Казахстанская Ассоциация Финтех. По словам ее директора по корпоративным коммуникациям Жулдых Алматбаева, предложение об установлении 100% ГЭСВ недопустимо, так как это может привести к закрытию легального рынка. При расчете этого показателя не была учтена специфика такой деятельности, когда заемщики получают небольшие займы на короткий срок, а компании тратят много ресурсов на организацию процесса кредитования.

Возможные последствия жесткого регулирования

С 2014 года рынок онлайн-кредитования РК демонстрирует положительную динамику и стабильный рост: если, согласно данным Первого кредитного бюро, в 2015 году через удаленные каналы связи было выдано 2,5 млрд. тенге, а в 2016 году почти 8,9 млрд. тенге, то по итогам 12 месяцев 2017 года онлайн кредиторы предоставили гражданам более 30 млрд. тенге, что свидетельствует о высоком спросе на краткосрочные займы со стороны населения. По мнению политолога Марата Шибутова, который является автором исследования «Оценка регуляторного воздействия на рынок онлайн-кредитования», в текущем году при сохранении тех же условий для осуществления финансовой деятельности сегмент может достигнуть объема в 70-100 млрд. тенге и стать ключевым драйвером роста розничного рынка.

Введение ограничений и ужесточение условий повлечет за собой сокращение числа легальных игроков, которые предоставляют такие займы.

Так, в частности, далеко не все компании адаптируются под новые реалии и смогут осуществлять безубыточную деятельность, руководствуясь ГЭСВ в 100%. Чтобы избежать санкций и штрафов, они прекратят свою работу или сменят вид занятости, перепродав действующие обязательства другим кредитным компаниям.

Но куда больше проблем могут доставить кредиторы, которые примут решение покинуть легальный сегмент, чтобы иметь возможность выдавать займы на «своих» условиях. Они будут не только нарушать действующий закон, но и не соблюдать права заемщиков, выдавая им деньги под кабальные проценты, используя противоправные методы взыскания долгов. И вряд ли «серые» кредиторы будут испытывать недостаток в клиентах: учитывая относительно низкий уровень финансовой грамотности казахстанцев и большой интерес к онлайн услугам, они будут активно брать деньги у нелегалов, даже не подозревая, что те ведут незаконную кредитную деятельность.

Альтернативное решение

Новые законодательные инициативы крайне необходимы для полноценного развития онлайн-кредитования. Но здесь не следует принимать поспешных решений, которые спровоцируют рост социальной напряженности в обществе. С этой целью в КазФинТехе предлагают отказаться от понятия «ставка», а ограничение ГЭСВ в 100% годовых предусмотреть только для обязательств на срок от 12 месяцев на сумму более 150 тыс. тенге

При выдаче небольших займов кредиторам следует разрешить взимать переплату в сумме не более 100% от суммы выданных средств. Показатель «переплата» должен будет включать в себя все расходы, которые заемщик будет обязан погасить при онлайн-кредитовании (штрафы, проценты, неустойки и т. д.). Таким образом, при получении 20 тыс. тенге потребителю придется вернуть не более 40 тыс. тенге, даже если долг не будет погашаться в срок и будут начислены штрафные проценты.

Такое решение позволит учесть интересы всех участников рынка: клиенты смогут получать деньги и рассчитывать на соблюдение своих прав, а компаниям будет обеспечен достаточный уровень рентабельности, чтобы они могли компенсировать свои издержки и убытки от невозвратов. И хотя даже после таких лояльных нововведений количество легальных кредиторов все равно сократится, масштаб «оттока» будет сравнительно небольшим и это не отразится на рынке.

Оставьте ответ